marina_careva (marina_careva) wrote,
marina_careva
marina_careva

Categories:

Дворняжка моей мечты. Глава 9. Ангелочек Фимочка

Глава 9. Ангелочек Фимочка

Манечка дважды приносила нам котят. В первый раз это были две чудесные крупные и здоровенькие девчонки. Во второй раз котят было четверо: трое котиков и одна кошечка. По какой-то непонятной причине детки второго помёта получились очень разнокалиберные. Девочка была красивенькая, но поначалу слабенькая, из мальчишек один был выдающимся богатырём и красавцем, второй — обычным симпатичным котёночком, а третий — просто заморышем с какой-то неопределённой расцветкой.

Манечка отлично понимала, какой из детей получился самым удачным и любила им хвастаться перед нами. Обычно утром, когда мы только просыпались, она притаскивала самого крупного и красивого малыша нам в постель, чтобы мы им восхищались.

— Ах, какой замечательный ребёнок! — послушно восхищались мы. — Молодец, Манечка!
В ответ наша кошка довольно щурилась и начинала мурлыкать от удовольствия.

А у заморыша ко всему прочему обнаружилась проблема: один глазик оказался недоразвитым и постоянно слезился. Мы свозили бедолажку к ветеринару, нам выписали разные капли, и по четыре раза в день я упражнялась в ловкости, стараясь попасть капелькой лекарства в глазик уворачивающемуся малышу. Нужно сказать, вёрткий он был чрезвычайно, и вообще, это был самый активный котёнок из четвёрки. И, несмотря на неказистый вид, а, может, как раз благодаря ему, именно он заслужил особую любовь и нежность наших детей: сына и его жены Танюшки. Наши Дима и Танечка, оба жалостливые до чрезвычайности, просто обожали «одноглазика».

— Как же мы такого пристроим? — расстраивалась я.

— Не отдадим одноглазика никому! — настаивал наш сын. — У нас он будет счастливым котом!

Тут нужно оговориться, что Димочка с Танюшкой сами-то живут в городе и приезжают в Индию в основном на выходных. То есть, оставить котёнка предлагалось нам с мужем. Мне же в тот момент хотелось как можно быстрей раскидать эту мелюзгу по добрым рукам и вот по какой причине. Нет-нет, ухаживать за малышами было не так уж сложно, тем более к «горшку» они привыкли на удивление рано, когда ещё и через бортик-то лоточка еле-еле могли перелезать. И вообще, планируемые заботы не кажутся проблемой. А вот когда возникает проблема неожиданная — это расстраивает!

Проблему создала Манечка. Как только пришло время прикармливать котят, она стала делать это по-своему. Да-да, она стала тащить своим детям мышей! Впервые это случилось, когда котята находились ещё в огороженной под столом «детской». Рано утром я проснулась от дикого ажиотажа, творившегося под столом и с ужасом обнаружила в «детской» маленького полуживого мышонка. Муж в это время был уже на работе, он-то и впустил гуляющую с утра кошку, не заметив, что та вернулась с добычей.

Котята в диком возбуждении чуть не сносили перегородки, довольная Манечка сидела рядом, не вмешиваясь в процесс, а я не знала, что делать. В конце концов, я оставила всё, как есть, стараясь не заглядывать под стол. Так и не знаю, что там произошло, но через какое-то время в «детской» воцарилась тишина. Мышонок исчез. Маня ли его съела, дав наиграться детишкам, или сами они разделались с добычей, осталось для меня тайной.

Только с тех пор каждый день Манечка всеми правдами и неправдами старалась притащить мышу в дом. Особенно нужно было проявлять бдительность после утренней Маниной прогулки. Как только она просилась домой, я открывала маленькую щель: под дверью сидела Манечка с мышкой в зубах и смотрела на меня несчастными умоляющими глазами. Иногда она пыталась что-то промявкать с мышонком во рту:

— Хозяйка, пусти, детей кормить надо! — уговаривала меня кошка.

— Нет! — строго отвечала я. — Детей будем кормить говядинкой!

И я захлопывала перед кошкой дверь. Расстроенная Манечка съедала мышку сама (не пропадать же добру), оставляя на крыльце аккуратную горочку мышиных кишочков.

Иногда Мане удавалось выполнить свой материнский долг, как она его понимала, тогда я забиралась с ногами на диван и так там и сидела до окончания звериной трапезы.

Вообще наша кошка — вполне договороспособное существо. Но когда дело касалось воспитания её детей, она становилась упрямой, как ослица. Конечно, она-то лучше знала, чем нужно кормить будущих охотников! Но мне, честно говоря, эта «мышиная возня» порядком надоела, поэтому я мечтала побыстрее пристроить эту ораву маленьких хищников.

Но вышло так, как хотел мой сын: проблемного котёночка пришлось оставить себе. Выяснилось, что целый месяц мы с малышом оба совершенно зря мучились с этими глазными капельками. Хорошо, что хоть через месяц, не видя результата, мы решили показать котика узкому специалисту — ветеринару-офтальмологу. (Оказывается бывают звериные офтальмологи!) Малышу нужны были не капли, а срочная операция. Не очень сложная, но всё же операция: в неразвитом глазике реснички росли вовнутрь. А после операции нужно было постоянное наблюдение второго, видящего глазика. В общем, мы поняли, что это наш котёнок и стали подбирать ему имя.

К этому времени неожиданно для нас из «гадкого котёнка» малыш стал превращаться в очень симпатичного кота. Еле различимые раньше на чёрном фоне коричневые пятнышки и полоски стали проявляться всё заметней. Оказалось, у коти красивый «черепаховый» окрас и очень блестящая шёрстка. А между лопаточек обнаружился интересный рисунок в виде крылышек. «Да это же наш ангелочек!» — умилилась я. Тогда муж и предложил назвать «ангелочка» Серафимчиком (Фимочкой), и я согласилась.

Диме с Таней имя не понравилось категорически. Какое-то время они звали своего любимца по-своему, уж и не помню как. Но постепенно привыкли. Тем более «ангельское» имя вполне подходит котику и по характеру. После операции, которую он перенёс очень легко, Фимочка нас только радует, особенно наших детей, которые, приезжая, сразу несутся тискать малыша, а уж потом обращают внимание на нас.

Тискаться Фимочка, правда, не любит. Тут он весь в Маню. И вообще, он — маменькин сыночек. Каждое утро, только проснувшись, он несётся к Мане, чтобы любимую мамочку умыть. Месяцев до пяти после взаимных умываний он ещё пытался пристраиваться, чтобы пососать «титю». Маня иногда это ему позволяла, и тогда он начинал мурлыкать от блаженства.

— Фимочка, разве настоящие охотники «титю» сосут? — смеялись мы с мужем.

Но малыш не понимал, почему это плохо, когда так приятно! Зато Маня прекрасно понимала, что это неправильно: она тут же, устыдившись, вскакивала и прекращала эти глупости. Нужно сказать, что в это время Фима уже ходил с мамой на охоту, так что проблема с мышами в доме плавно перетекла в свою противоположность: теперь дом защищали два охотника!

И вообще, проблем с котиком больше не было. Подросток Фимочка просто удивлял нас своим послушанием: стоило раза два отчитать его за что-нибудь, ну, например, за желание погрызть провода, и кот больше этого не делал. Хотя, что тут удивляться, если растила его Манечка. А с такой мамой не забалуешь!

Так вот, когда появилась Занна, добрый Фимочка, в отличие от Мани, не желающей с ней дружить, как раз очень хотел познакомиться поближе с этой большой собакой, которая проявляла к нему такой живой интерес. А интерес со стороны Занночки был огромный: она, повизгивая от нетерпения, так стремительно бросалась к котику, стоило ему появиться на крыльце, что малыш сразу пугался и юркал обратно в дверь. Но через некоторое время опять высовывал свой носик наружу. Ему и страшновато было, но ещё сильней — любопытно.

Я старалась помочь подружиться этим двум подросткам (Занночке в это время было девять месяцев, а Фимочке — восемь).

— Что ты бросаешься на Фиму, будто слопать его хочешь? — вразумляла я нетерпеливую собаку, когда она начинала поскуливать от разочарования после очередного Фимочкиного бегства. — Стой тихонько! Ты же вон какая большая, а он — маленький! Он тебя боится!

Постепенно умница поняла, что я ей втолковываю и сменила тактику: она замирала в ожидании, давая Фиме самому сделать главное движение. И вот Фимочка расхрабрился, подошёл прямо к большому собачьему носу и почти ткнулся в него своим крошечным носиком. Занна этот носик лизнула. В страшном возбуждении Фима бросился в дом. Он носился по коридору в восторге от происшедшего: «Большая собака меня поцеловала!»

Так началась эта дружба. Правда, поиграть с Фимой так, как ей хотелось бы, у Занны не получается. Дикие прыжки огромной собаки котика всё-таки немного шокируют и собаке в общении с маленьким другом всегда приходится усмирять свой темперамент.






Tags: животные, кошки, собаки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments